Метро как сделать бессмертие


Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие



17:54 | 03.03.2010 |

 

Как вылечить больных детей с помощью музыки - знает Михаил Казиник. Знаменитый скрипач приехал в Петербург и только что пообщался с журналистами. В родном городе музыкант бывает не часто - много лет живет и работает в Швеции, поэтому теперь приготовил подарок: сразу три концерта. Они пройдут в выходные в Фонтанном доме. Программа будет классической - музыкант пообещал исполнить Моцарта, Шуберта, Шнитке, при этом предупредил: общаться со зрителями только на языке музыки он не намерен. Будет читать стихи и просто беседовать об искусстве.

Михаил Казиник, музыкант:

«Эти три вечера их никак нельзя обозвать - это беседы и концерты плюс попытка открыть человеку его творческое начало и то, ради чего пишется музыка».

Просто исполнять музыку, по словам Михаила Казиника, ему неинтересно. Несколько лет назад он начал заниматься просветительской работой и целительством.  В городе Белая Церковь - это на Украине - он посетил оздоровительный центр для детей-инвалидов, где исполнял фуги Баха. Норвежские врачи, которые наблюдали за этим экспериментом, назвали его не иначе, как чудом. Теперь такие концерты Казиник хотел бы провести и в России.

 

 21 марта в  «Музыкальной гостиной» «Новый Акрополь» в Москве

 

в журнале «Человек без границ» № 3 - 2010г.

 

 

 

Настройщик

 

Журнал  

23  июня 2009 , Автор:  Виталий Ченский

 

Михаил Казиник настраивает людей на восприятие классической музыки. Результаты настолько впечатляют, что его лекции включены в систему обучения скандинавских топ-менеджеров.

Своими необычными концертами-лекциями о музыке великих композиторов Михаил Казиник прославился еще в советские годы. Переехав в начале 1990-х в Швецию, он не изменил своему призванию и неожиданно оказался востребованным корпоративной культурой ведущих скандинавских компаний. В конце мая Cultura art group, задумавшая серию просветительских концертов, предложила Казинику вместе с одесским пианистом Алексеем Ботвиновым выступить перед Киевской публикой. «&» воспользовался представившейся возможностью увидеть метод Казиника в действии и выяснить, как классическая музыка может дать бизнесу второе дыхание.

 

Эффект Красной Шапочки 

Хождение Михаила Казника в бизнес началось с того, что однажды он (к тому времени уже освоив шведский язык) получил возможность выступить перед группой скандинавских бизнесменов. Михаил рассказывал много необычных вещей о музыке, которую называют классической, и задавал аудитории «детские» вопросы. Например, такой: «Как вы считаете, кто является главным героем в сказке «Красная Шапочка»?». «Некоторые бизнесмены ответили, что это, конечно же, Красная Шапочка, – вспоминает Казиник. – Кое-кто, подумав, сказал, что Волк. И вдруг неожиданно появилась мысль – Бабушка! Ну конечно! Название проекта – «Поход к Бабушке»! Если нет Бабушки, то нет Красной Шапочки и не появляется Волк. С точки зрения сонатной формы, в которой созданы все сонаты и симфонии последних столетий, Красная Шапочка – главная партия, написанная в главной тональности. Бабушка – побочная партия, написанная в доминанте. В сонате побочная партия должна доминировать. Но это же один из важнейших аспектов мышления, в том числе и бизнесового: если побочная партия не доминирует, то проект нельзя разработать.

 

Я сказал собравшимся: «У вас до сегодняшнего дня была конференция, посвященная экономическим проблемам. Вы имели счастье (или несчастье) меня пригласить. И вот я пришел к вам со скрипкой и буду говорить об эффекте Баха, Моцарта, Бетховена. Я знаю, что вы устали, что конференция шла три дня и вы не решили ни одного вопроса. Посмотрим, что будет после моего выступления на четвертый день». На четвертый день люди стали находить совершенно другие идеи, алгоритмы, новые контакты. Потому что я пришел как побочная партия и стал доминировать. А в эпоху проблем и кризисов доминантой должны стать разговоры не об экономике, а об «эффекте Бетховена», который гласит: чем хуже композитор слышал, тем лучше музыку он писал. Мышление уходит в побочную партию, чтобы, вернувшись, воссоединиться в одной тональности (тонической) с главной темой. Большинство бизнесменов этого не знают, особенно на бывших советских пространствах. Они считают, что нужно углубиться в проблему и решать ее до тех пор, пока не заболит голова».

 

Эффект Казиника 

Впечатление, которое произвел Михаил Казиник своим выступлением, оказалось настолько сильным, что с 1995 г. бизнесмены Северной Европы воспринимают музыкальные конференци и как регулярные мероприятия. Лекции Казиника стали частью эксклюзивного образования для высшего руководящего состава корпораций Дании, Норвегии, Финляндии и Швеции. Его концепцию проверили на себе топ-менеджеры Ericsson, Tetra Pak, Volvo, Skania и крупнейших банков. Когда финская энергетическая компания Fortum перестраивала свою работу, музыкант в течение месяца летал туда на самолете каждую неделю. «Принципы культуры, которые я провозгласил, стали одной из основ строительства обновленной Fortum, – говорит он. – У меня есть масса отзывов, свидетельствующих о том, что для них особенно важным кажется мой день и моя идея доминирующей побочной партии.

 

Думаю, есть две причины, обеспечивающие такой эффект. Во-первых, это полный переход сознания в другое русло. Во время своих конференций я устанавливаю доски с нотным станом, и под моим руководством топ-менеджеры корпораций пишут совместные мелодии. Эти люди становятся детьми, их буквально потрясает то, что они сами создали мелодию. Это делает их счастливее. Расслабляется мозг, снимается напряжение, вдруг человек чувствует себя частью вечного потока. Он понимает: какая же это мелочь – все его проблемы – по сравнению с этой музыкой, культурой, идеей. Бизнес вообще не вспоминается. А я, говоря о музыке, хитрым образом продолжаю говорить о бизнесе. Например, Моцарт с самого детства знал, что умрет рано. Почти в каждом его произведении появляется образ смерти, и он занимается тем, что пытается победить ее средствами абсолютной гармонии. В этом смысле композитор является путеводной звездой, потому что всякое напряжение в мышлении, кризисная ситуация (в теле, психике, окружении) – это не что иное, как маленькая репетиция смерти. А музыка Моцарта обладает способностью показать выход из смерти.

 

Во-вторых, решение начинает приниматься на подсознательном уровне, потому что самые главные решения приходят именно из этой области. Многие люди говорили мне, что четвертый день конференции после моего выступления – это день эйфории, раскрытия, новых контактов, удовольствия. Они просыпаются утром такие свободные, гордые, счастливые! Это очень серьезно».

 

Эффект оперы 

В 2007 г. свои музыкальные конференции Михаил Казиник представлял бизнесменам Одессы. «Порой я давал им обыкновенные советы. Один предприниматель посетовал, что ему никак не удается наладить контакт с представителями бизнеса в Германии. Я говорю: «Выберите человека, с которым вам важно иметь дело, и я скажу вам, что написать». «У меня есть один недосягаемый… с которым я даже не осмеливаюсь общаться», – начинает он. Я ему отвечаю: «Напишите, что вы хотели бы с ним встретиться, обсудить сотрудничество, но при этом вам важно знать числа, когда вы можете приехать, потому что хотите согласовать визит с расписанием местного оперного театра. Попросите его принять вас в дни, когда в театре будут давать ту или иную оперу». Предприниматель написал, как я ему посоветовал, и немец прислал ответ: «С удовольствием встречусь с вами. Такая-то опера будет идти такого-то числа…». Он понимает: перед ним не выродок или очередной негодяй, а человек его культурного уровня. Вообще многие западные бизнесмены назначают встречи в оперных театрах. Не случайно же здание оперного театра всегда самое красивое в городе. Человек уходит от будней и попадает во дворец, он погружается в особое состояние. Замечено, что оперная музыка подготавливает к восприятию информации на другом уровне».

 

Метод Казиника строится на его невероятной харизме и беспримерной в нынешние времена вере в искусство. Симпатичный пятидесятилетний человек, одетый во фрак, выбегает на камерную сцену киевской гостиницы Hyatt и вполне спокойно начинает говорить: «Дамы и господа, дорогие друзья. Можно я начну эту встречу теми же словами, которыми в 2005 г. открыл Нобелевский концерт». На третьей минуте маэстро уже почти кричит (он мог бы начать так сразу, но щадит светскую публику). Повысить голос его заставляет сказка о Курочке Рябе. «Это одна из основополагающих притч человеческой цивилизации, – говорит Казиник. – Мы ленивы и нелюбопытны, строим свое благополучие на фальшивых камнях. Мы не понимаем, что то, что нам рассказали с самого начала, фальшиво, неправильно, и дальше строим фальшивый, искаженный мир!». Представление действительно началось.

Путь просветителя

 

 

Музыкант, искусствовед и пропагандист классического искусства Михаил Казиник родился в 1951 г. в Ленинграде. Детство и юность провел в Витебске. В раннем возрасте слыл вундеркиндом: у мальчика феноменальная память. Он сочиняет стихи и музыку, учится игре на фортепиано и скрипке. Ко времени окончания Белорусской консерватории Михаил чувствует свое призвание в просветительской деятельности. С 1973 г. и по сей день он регулярно проводит лекции по искусству. Выступая перед студентами, музыкантами, доярками, заключенными, отбывающими наказание в детских исправительных заведениях, Казиник вырабатывает авторскую манеру общения со слушателями – систему психологического волнового воздействия. Его концерты-лекции сочетают в себе элементы риторики, музыки, поэзии, философии, театра. В 1980-х он имел успех в СССР. С 1991 г. живет в Швеции (имеет двойное гражданство). Работает в Драматическом институте Стокгольма, проводит конференции в Высшей школе бизнеса Скандинавии, ведет музыкальные передачи на радио: SBS (Австралия), «Орфей» (Россия), «Серебряный дождь» (Россия). На российском канале ТВЦ выходит цикл его передач под названием «Ad libitum, или В свободном полете», записи которого распространяются в Интернете.

Дрожь и потрясение

 

Михаих Казиник:

«Я не популяризатор музыки или какого-либо другого вида искусства. Я не рассказываю ни анекдотов, ни шуток, не пытаюсь упростить восприятие музыки. Те, кто занимается этим, уничтожают ее. У меня совершенно иная задача – духовно настроить человека на ту волну, на то излучение, которое исходит от творений искусства: поэзии, музыки, литературы… Всякое великое искусство – это передатчик, а человек, который не настроен на его частоту, – испорченный приемник. Я его ремонтирую».

 

http://www.companion.ua/Articles/Content/?Id=41667&Callback=5

 

 

Hyatt Regency Kiev

Скрипач Михаил Казиник и пианист Алексей Ботвинов в Hyatt'e

 

Почему нужно слушать классическую музыку? Послушайте Казиника – вот вам и ответ. Ничего общего с тем, что представляется, когда читаешь пресс-релиз про «первый концерт уникальной серии светских вечеров». То есть, наверное будут бокалы хорошего вина на входе. А гламурно отпечатанные программки на зрительских стульях, вступительное слово и конферанс импозантного музыковеда, а две звезды, две светлых повести знай себе играют, что запланировано, – это все отменяется.

Играть-то они играют. Но. Твердой программы нет и быть не может. Шаблоны аннулируются. Вас просто накрывает колоссальной смысловой волной.  

 

 

Вопросы для электронного интервью М. Казиника

 

 

Журнал Тор 10:

 

 

  •  

В серии светских вечеров классической музыки, где музыка сопровождается словом, Вы – человек не случайный. Как связываете эту миссию (назовем ее грубо «ликбезом») с Киевом? Каков, в Вашем представлении, духовный облик этого города?

 

Киев в моём представлении всегда был и есть – одна из духовных столиц Планеты.

Он – вдохновитель ТАКОГО культурного пласта, что только для описания его и перечисления Гениев, которые без Киева не смогли бы осуществиться необходимо написать сотни томов. Всё от Лескова и Булгакова и до Пастернака. Это – столица государства, вдохновившего Чайковского на лучшие мелодии, а Гоголя – на лучшие творения. Несмотря на трагические перипетии последних ста лет, я по-прежнему чувствую его божественную ауру.

Назвать то, что я делаю «ликбезом», действительно, довольно грубо. Я не учу в примитивно-образовательном смысле этого понятия.

Моя цель – создание духовного направленного восприятия на гениальные творения искусства.

 

 

  •  

Расскажите о своем знакомстве и сотрудничестве с пианистом  Алексеем Ботвиновым.

 

Мы встретились с Ботвиновым всего два года назад в Одессе. И сразу же , практически, без репетиций, сыграли совместный концерт в зале филармонии. При встрече мы обнаружили невероятное единство взглядов и устремлений.

Именно поэтому я тут же пригласил Ботвинова вместе сниматься в фильмах, записывать радиопередачи, выступать в Швеции.

То, что Украина не понимает значения личности Ботвинова в истории культуры, для меня абсолютно ясно. Когда-нибудь это станет историческим казусом. Лучше бы пока не поздно сделать всё возможное для того, чтобы Ботвинова знали не меньше, чем нескольких поп-звёзд, которые буквально на глазах выходят из моды, уступив место другим временным кумирам. Любая страна важна тем, что у неё из Вечности.

Ботвинов войдёт в историю музыки, как один из столбовых пианистов, как бы ни сложилась его судьба в нынешней политизированной, измотанной Украине. Он хочет быть здесь, играть здесь, дарить своё искусство своему народу. А делает это где угодно (от Германии и Норвегии до Сингапура и Тайваня) Неужели «они ценить умеют только мёртвых» удел художника?

 

 

  •  

Программа проекта ограничивается периодом «От Баха до Прокофьева». Что, на Ваш взгляд, произошло с классической музыкой «после Прокофьева», и что происходит с ней сейчас?

 

Название «до Прокофьева» условно. Цветение Великого искусства никогда не прекращается. Но если прекратится, то это – знамение гибели цивилизации.

Никого в будущем никогда не будет интересовать что мы ели и как спали в 21 веке.

Важно ТОЛЬКО то, что страна в этом веке оставила в Творческой копилке цивилизации. Зацикливание на «хлебе насущном» (под хлебом я имею в виду и политику) свидетельство деградации, жесточайшего упадка, трагического финала тысячелетий.

С музыкой всё в порядке – проблема с Контактом. «Власть тьмы» в пяти поколениях почти ликвидировала тот процент духовной элиты, которая сама контактирует с великим искусством и Просвещает немалую часть жителей страны. Но словосочетание ПОЧТИ ЛИКВИДИРОВАЛА даёт надежду, ибо все травки и могучие деревья произрастают из одинаково крохотных семечек. Но, если сейчас ничего не делать, то момент может быть упущен.

 

 

  •  

Возможно ли, чтобы в современной композиторской среде академической сферы появился гений, находящийся на одном уровне с Бахом? Или среда своих «Бахов» не видит?

 

При жизни Баха его музыка не издавалась, в двух музыкальных словарях того времени о нём писали дважды, и оба раза плохо. Его музыку приводили в пример как музыки малоинтересной. Как образцы авторов подлинной музыки в них давала имена, которые сегодня справедливо забыты. Теперь судите сами.

 

 

  •  

Петер Мейер в своем фильме «Казиник, Бог и Дьявол» поместил Вас между двух, скажем так, противоборствующих сил. Как Вы себя чувствуете в такой «компании»?

 

Хорошо себя чувствую. Ибо дьявольский дух отрицания – великий катализатор для реализации Божественной энергии. Там, где нет Дьявола, нет и Бога. Это же так понятно!

 

 

  •  

Вы очень искусно и тонко объясняете людям, что такое «эффект Моцарта», «эффект Бетховена» и т.д. А что такое «эффект Михаила Казиника»?

 

Думаю, об этом лучше всех написали три человека: чудесный Валерий Хаит из Одессы (в предисловии к моей книге «Тайны гениев»), Юлия Гайворонская из Харькова – (один из лучших журналистов, которых мне когда-либо доводилось встречать в мире) и Юлия Домбровская из России (уверен, вы ещё встретите это имя в области литературы)

Проще всего – зайти на мой сайт www.violinconcert.ru , чем добывать журналы и книги, где это написано.

 

  •  

Человек, находящийся внутри Культуры, производящий культуру, наверняка, понимает и чувствует ее глубже, чем кто бы то ни было. Что такое культура?

 

 

Всё просто – достаточно перевести это слово с латыни на русский.

Культура – возделывание. Чего? Естественно, Души.

Всё остальное у нас так или иначе совпадает с физиологией, способом размножения, брачных танцев, стадности и питания животного мира. Даже политические проблемы полностью из животного мира – борьба за право вождя, владения, подчинения, территории.

Только КУЛЬТУРА отличает нас от всех иных популяций.

 

 

Журнал Time Out:

 

1. Вы – эксперт Нобелевского концерта. Можете рассказать подробнее об этом культурном событии?

 

Нобелевский концерт состоит из трёх мероприятий.

Это – Концерт в честь лауреатов, который проходит в знаменитом Концертхюсете.

Второе – это собственно вручение премий.

И третье – известный нобелевский банкет.

Вот, именно первое мероприятие из трёх мне и было предложено вести в качестве музыкального эксперта в 2005 году. Существует специальная ложа, где установлены телевизионные камеры, и оттуда я комментирую весь ход концерта, рассказываю о музыке, которая звучит. Концерт записывается во время Нобелевских торжеств, показывают же его 31 декабря вечером, как главный концерт года. Причём, показывают уже в специально смонтированном виде. Так, когда я на своей скрипке (которая при мне в ложе)  раскрываю тайные знаки и мотивы музыки Дворжака, то талантливые телевизионщики показывают эти мотивы и знаки в исполнении оркестра. То есть, перед тем, как произведение будет исполнено целиком, все слышат музыкальные коды гениев.

Кроме того, я предложил задать каждому Нобелевскому лауреату, в момент его появления в дверях Концертхюсета, вопрос о его отношении к классической музыке. И, поскольку я этим исследованием специально занимался, то ответы лауреатов не были для меня неожиданными. А, вот, для всех тех, кто эти ответы услышал, они прозвучали сюрпризом. Зрители даже и не подозревали того, что у абсолютного большинства Нобелевских лауреатов всё детство было заполнено классической музыкой.

И вполне логично, что, открывая Нобелевский концерт, я произнёс следующую фразу:

«Дорогие мамы и папы, бабушки и дедушки! Если вы хотите, чтобы ваш ребёнок сделал первый шаг к Нобелевской премии, начинайте их образование не с математики или химии. Начинайте с музыки. Эйнштейн со скрипкой – не случайность. Страны, которые этого не поймут, никогда не подарят миру Нобелевских лауреатов. Ибо великая музыка – пища для мозга с детства».

 

2. Вы в детстве с радостью играли на скрипке или через силу, как большинство детей, которым обычно хочется всё бросить и пойти, наконец, гулять?

 

Играл-то я с огромной радостью, любил выступать. Но заниматься, как и всякий нормальный ребёнок, не хотел. Мне купили велосипед с условием, что я за каждый час занятий получаю право на 15 минут катания на нём.

 

 

3. Вы могли бы вкратце рассказать об основных позициях Вашей философии музыкотерапии?

 

В музыке гениев заключены грандиозные энергетические коды, уникальные звуковые вибрации, которые, будучи точно направлены, обладают гигантской терапевтической силой. Все те, кто придут на наш с Алексеем Ботвиновым концерт, смогут убедиться в этом сами. Мне предстоит не только играть с ним – одним из лучших пианистов нашего времени, но и настроить слушателей на ТАКУЮ волну, что, практически, все почувствуют эффект. Я стараюсь играть с Алексеем максимальное количество концертов, потому что его игра – стопроцентное подтверждение того, о чём я говорю.

Я сам видел, что происходило со шведами или норвежцами во время его игры.

Они переставали быть Скандинавами, становились временно испанцами, итальянскими тиффози. 

 

4. Вы будете играть на концерте-лекции под названием «Шедевры классической музыки трёх веков. От Баха до Прокофьева». Вам какой из этих веков в музыкальном плане наиболее интересен?

 

Великий Кант сказал, что доказательство бытия Бога – в существовании искусства.

Оно – единственное, что, как и сам Бог, не имеет времени и не развивается от простого к сложному. Три века музыки – это такой эмоциональный взрыв на Планете, волны которого и сегодня защищают нас от справедливого Господнего гнева. Только собирается уничтожить нас как неудавшийся эксперимент, а мы ему «Лунную сонату» или Баховскую фугу. И у Него не поднимается рука.

 

5. О Вашем предстоящем концерте сказано, что он откроет цикл вечеров «Великой Музыки и Великих Персон». Как Вам кажется, эра великой музыки и персон уже закончилась? Если да, то когда это произошло?

 

Если эра великой культуры вообще и великой музыки, как её вершины, в частности, закончится, то «закончимся»  мы как Великая Цивилизация. Некоторое время в специально построенных бункерах останется горсточка миллиардеров, которые начнут оклеивать своими долларами стены бетонного убежища, и пара спасённых ими попсовиков. Иначе, кто будет под собственные фонограммы танцевать их жён. Развитие, кажется, склоняется к этому… Но я верю в защитную реакцию Человечества.  И пытаюсь докричаться, пока… не поздно.

 

 

6. Вы слушаете современную классику? Кто Вам интересен из новых музыкантов?

 

Давайте, на этот вопрос - в специальном интервью.  Для того, чтобы ответить, нужно серьёзно уточнять что может именоваться «серьёзной классикой».

 

7. На своих лекциях Вы говорите о борьбе между гениальностью и посредственностью. Расскажите нам, как Вы отличаете одно от другого? Планируете ли Вы рассказать об этом на концерте-лекции «Шедевры классической музыки трех веков»?

 

А можно я оставлю это для нашей встречи 24 мая?

 

8. Вам, думается, вряд ли нравится современная популярная эстрада. Можете озвучить основные свои претензии к ней?

 

  Популярная эстрада мне очень нравится, потому что она сглаживает недовольство конвейерного человека c его жизнью. От конвейера производственного к конвейеру музыкальному. И никаких конфликтов. Эта музыка – идеальное средство держать толпу в узде. Если будет слишком много личностей, то как, скажите пожалуйста, ими управлять!

(Надеюсь, вы понимаете горькую иронию моего ответа?!)

 

 

9. Результатом Вашего известного эксперимента стало снижение уровня преступности в 17 раз. Можете рассказать о месте, где Вы его проводили и о сути эксперимента?

 

Речь идёт о провинции СМОЛЯНД – самой большой провинции Швеции.

Я отдал этому региону три года жизни, провёл 1000 выступлений, встретился со 100 000 представителей молодёжи.  Как я и ожидал, произошли принципиальные изменения в настроениях немалого количества подростков. Мне удалось добраться до многих сердец. Я получил свыше 15 000 писем от детей и их родителей. И не только писем, но и стихов, рисунков, картин. За три года я встретился с каждой группой не менее трёх раз в год. Первый раз – один на один (со мной был только пианист-аккомпаниатор), второй раз – театр (музыкальный театр), а третий раз – целый симфонический оркестр.  Музыканты были удивлены, когда в полуторатысячеместном зале полном подростков во время концерта стояла филармоническая тишина, а после окончания – гром аплодисментов. В музыкальные школы региона хлынули дети, желающие учиться музыке, в общеобразовательных школах появились баховские и моцартовские кружки. В общем… я горжусь этим экспериментом. Жаль, что в Украине некому заниматься организацией такого проекта! Сами потом проверили бы полицейские сводки.

 

 

 

 

Витебский проспект №33(270) от 16.08.07

Синтез Музыки и Слова

 

Таких мужчин, как Михаил Семенович Казиник, редко встретишь: пишет книги, гениально играет на скрипке, виртуозно – на рояле, знает пять иностранных языков. Он же – искусствовед, профессор Драматического института в Стокгольме и Высшей школы бизнеса Швеции, руководитель “Театра, который мыслит” и автор передач на радио SVS в Австралии, член Международной ассоциации писателей, эксперт и ведущий Нобелевских концертов, режиссер и поэт, ныне живущий в Швеции, но всей душой болеющий за Витебск и часто приезжающий в родной город с различными культурными проектами.

 

В один из последних его приездов мне удалось с ним поговорить.

 

 

– Михаил Семенович, Вы – артист, человек, посвятивший себя искусству, а ведь искусство строится на игре. Что для Вас игра?

– Игра – это и смысл, и девиз всего мироздания, альфа и омега светоносного искусства, высочайшей культуры. “Культура” с латинского языка переводится как “возделывание”. Понятно, что за посаженным растением приходится ухаживать, сорняки же вырастают сами по себе и во много раз быстрее и плодоноснее. Культуре – десятки тысяч лет, а “сорной” жизни – миллиарды, поэтому вся наша жизнь, как на прополке, – борьба культуры с бескультурьем, юмора – с занудством. Система, в которой не заложено чувство юмора, не жизнеспособна.

– Михаил Семенович, а Вы в своих внуках стремитесь развивать чувство юмора?

– Еще как! Идем мы с Даниэлем на рыбалку, и он меня просит:

– Дедушка, не говори так громко: всю рыбу разгонишь.

– Наоборот, Даник, своим зычным голосом я рыбу призываю: “Рыба, плыви сюда!”

– Нет, дедушка, сейчас должен кричать не ты!

– А кто?

– Червяк!

– В своих выступлениях Вы говорили, что беременная женщина должна вынашивать свое дитя под музыку Моцарта, и тогда у родившегося ребенка быстрее появится шанс стать Нобелевским лауреатом. А кем стал Ваш сын, выросший под “папину” музыку: Григ, Шопен, Бетховен, Моцарт, Гайдн…

– Борис – музыкант, скрипач, у него – врожденная чистота слуха, но главное, он – уравновешенная гармоничная личность, и в этом большая заслуга моей жены. Вообще, каждый ребенок рождается гениальным, но потом родители, детсад и школа часто подрезают ребенку крылья.

– Я слушала Ваше выступление в Минске, в филармонии. В Витебске была в этом году на четырех Ваших концертах. Вы – магический, страстный проповедник музыки. Я ощущала каждое Ваше слово до дрожи в позвоночнике! Какой странный путь Вы избрали – говорить о музыке словом!

– Да, всякое слово убивает музыку как космическую гостью. Но я говорил, и все же будут говорить о музыке, и вот почему: однажды я достал 14 билетов для учащихся московских ПТУ. Билеты на Бетховена в исполнении Рихтера с одним условием: ребята поделятся со мной своими впечатлениями. И все 14 мне признались: “Какая чепуха! Два часа притворства!” И это о гениальной музыке в гениальном исполнении! При новой встрече с этими ребятами я пошел на хитрость: решил сначала им понравиться и рассказывал анекдоты, как конферансье, говорил о жизни, читал стихи, гасил и зажигал свечи. Потом играл Бетховена, и ребята восторженно сказали: “Это музыка была прекрасна, не то, что в исполнении того дядьки (Рихтера)”. Я верю в глубокий внутренний музыкальный слух человека, верю в его неограниченные возможности, верю, что в каждом человеке можно развить его творческие способности.

– Михаил Семенович, спасибо Вам за Ваш огромный талант, которым Вы щедро одариваете витеблян, покоряя их сердца Музыкой и Словом.

 

Наталья СОЛОВЬЕВА. Фото предоставлено отделом искусства Витебской областной библиотеки им. В.И. Ленина

 

Газета Новые Времена  Саратов 2008

 

Mobile et nobile Михаила КАЗИНИКА

 

Признаться, я думала, что лучше Ираклия Андроникова о музыке уже никто не может рассказать. Это был человек-театр. Но в Саратов приехал знаменитый музыковед, философ, ведущий Нобелевских концертов Михаил Казиник и сделал нас его горячими поклонниками. Этот человек тире театр, филармония и консерватория в одном лице наделен не только блестящими актерскими способностями, бурным темпераментом и истинно энциклопедическими знаниями. Он сам, прежде всего, музыкант – пианист и скрипач. Трактует музыку и тут же исполняет ее крохотные кусочки. А то и до целых сонат доходит, предварительно сообщив слушателю о них и их авторах совершенно парадоксальные вещи.

Начав с вечера, посвященного памяти великого Шостаковича, Михаил Семенович провел в нашем городе еще три музыкальных «ликбеза». О Бахе, Моцарте и «безумных романтиках» XIX века. Встречи проходили то в Большом зале консерватории, то в СГУ. Толпа поклонников Казиника росла от концерта к концерту.

– Почему я, как наркоманка, следую за вами повсюду? – задала я вполне риторический вопрос Михаилу Семеновичу.

– Это вы за музыкой следуете, – возразил маэстро. – Музыка, настоящая музыка – наш единственный подлинный язык, на котором мы можем общаться на полную катушку. Общий язык человечества, с тех пор как не стало Вавилонской башни.

– Вы сейчас гражданин Швеции…

– У меня двойное гражданство. В Швеции учу музыке маленьких детей.

– И зачем, откровенно говоря, вам это надо: еще по российской глубинке ездить? Наверняка не из-за денег. Какие доходы у популяризатора классики в России!

– Доходы от билетов по цене 50 рублей. Ниже уже не бывает. За аренду залов берут прилично. Но я упрямый! Если мы не создадим аудиторию в России, музыка уйдет на Запад. Или мы не существуем, или существуем с культурой. Есть хлеб насущный мы научились все и давно, а развивать душу – всего только две-три тысячи лет назад. Я еще раз приеду в Саратов. На первом моем концерте было человек 150-200. На почти миллионный город! На последнем балкон был заполнен до конца. Трудно было «брать Саратов». Теперь у меня впереди «взятие Одессы».

– Почему все же Саратов?

– Здесь жил Петров-Водкин. Говорил на этой земле Радищев о свободе. Недалеко отсюда родился Шнитке… Знаете, почему появились на земле романтики музыки? Умные и дураки живут каждый в своем кругу. Умным не хватало характера, умения рассказать, в каком невежестве они живут. А надо было осветить все идиотам, чтоб они увидели это.

Первым романтиком в музыке называют Шуберта. Но великий интерпретатор Казиник начинает свой рассказ с гениального «безумца» Паганини. Тот незаметно подрезал струны, чтобы доказать, что можно играть и на одной. Даже музыку для нее написал.

– Теперь мы не режем струны: они дорого стоят. Просто переводим на полтора тона, – выдает нам профессиональные тонкости маэстро.

Шуберт, скромный помощник школьного учителя, играл только для своих близких. У Шумана жена Клара играла так, что он потерял чувство реальности и «взял Бога за бороду». Бог победил – Шуман порвал связки.

– Брамс любил Клару, а я, как Клара, мечусь между Шуманом и Брамсом, – с упоением, страстно делился с нами на концертах Михаил Семенович.

Тут же показывал отрывки и «из того и из другого». Как будто музыка рождалась прямо сейчас: так он негодовал, восхищался, переживал. Крошечная девочка собралась уходить Казиник просит ее задержаться на минутку. И, став на колени перед ребенком, показывает на скрипке, как поет птичка, мычит корова, каркает ворона: «А то запомнишь только, что дядя сильно кричал». Он абсолютно убежден, что любовь к скрипке – царице инструментов отбивают в детстве бездарные учителя, заставляя малышей бессмысленно пиликать.

– У вас и в Швеции наверняка есть восторженные слушатели?

Честный Казиник рассказал «жуткую» историю, как он выступал в Гетеборге в академии искусств. И там все было так красиво и правильно организовано и такой был лифт, объявляющий нужную остановку, что он не смог говорить и попросил принести какую-нибудь старую затертую вещь, чтобы глядеть на нее и говорить о музыкальных трагедиях. Кстати, на днях в Питере прошла презентация большого проекта: фильма о том, как он выступает в старейших соборах Европы. К тому же Михаил Казиник – член Экспертного совета по Нобелевской премии. А я слышала, как две его поклонницы договорились до того, что он и сам-де Нобелевский лауреат. Если б за огромную любовь к музыке и умение ее передать другим давали лауреата, Казиник стал бы первым. Может, еще будет?

 

Ирина КРАЙНОВА

 

В апрельский номер журнала «Харьков – что, где, когда» 2008

 

Казнить Казиника

 

«…и  Цинциннат  пошел  среди  пыли  и  падших  вещей,   и трепетавших полотен,  направляясь в  ту сторону,  где,  судя по голосам, стояли существа, подобные ему».   

                                                                                      Набоков «Приглашение на казнь»

Антимир явлен нам и да здравствует! И мы рождаемся, и существуем ему во благо, и, отходя в антимир данного антимира, даем богатый перегной из нереализованных талантов и невоплощенных ожиданий. Антимир прост и удобен в эксплуатации. По сути, все сведено к двум кнопкам: одна «вкл/выкл» на автомате с бутербродами, вторая «вкл/выкл» на пульте телевизора. Воспринимать антимир без юмора невозможно: он наводнен киосками и супермаркетами с «не едой»; радиостанциями, транслирующими то, что называется музыкой, но музыкой не является; прессой, всерьез пишущей о каких-то антиреалиях (которые нам непременно нужно вкусить, иначе взалкаем свои собственные локти); самое вредное и дешевое собирает в антимире большие очереди, а самое ценное и хрупкое не стоит гроша. Даже прогноз погоды тут преподносят через рекламу нижнего белья… А Михаил Казиник, по-шагаловски пролетевший над нашим городом и задевший его своим благословенным незримым крылом, хотел бы прогноз погоды вести с классической музыкой (он бы все делал с классической музыкой!): «Сегодня будет пасмурно, поэтому рекомендуем во второй половине дня послушать 20-й концерт Моцарта»…

Михаил Семенович Казиник - музыкант, актер, писатель, педагог, эксперт и ведущий Нобелевского комитета, а главное – жаркий пропагандист Прекрасного.

«Почему крестьяне 19 века понимали Баха, а для нас сегодня Бах вдруг стал сложным?» – удивляется Казиник, - «Потому что мы не настроены на нужную волну. Крестьянин 19 века в субботу забывал о всех делах, наряжал детей, жена тоже наряжалась, они шли в церковь - в большой дом, где никто не живет, видели распятие, задумывались о жизни и смерти… они включались в Вечность! - и Бах был понятен им!»

Казиник небезопасен: под его обаяние попадаешь сходу, с первой мимолетной встречи, не успев даже толком разглядеть этого человека. Случаются на этой планете люди с невероятно сильным энергетическим полем. Михаил Казиник их породы.

«Жизнь хороша лишь тогда, когда центром тяжести становится то,

что у меня невозможно отнять». Стендаль

Обычно Казиник не говорит, он кричит. Надеется докричаться. Упрямо верит, что у людей путь от ушной раковины проходит через сердце, а не через желудочно-кишечный тракт. Что они более склонны воспринимать прекрасную музыку и тонкую поэзию, чем рекламу чипсов. Просто слегка запутались, потеряли ориентиры: «Рождение ребенка – это космическая энергия, грандиозная энергия! Но он попадает в зону земных страданий - здесь все решено, все установлено: как думать, как знать - идет система обманов».

Казиник иронизирует: как усердно вы все заботитесь об антивирусной защите для своих компьютеров, и абсолютно не пытаетесь защитить свои собственные мозги. Ведь достаточно включить телевизор на 5 минут – и уже  какой-то «троян» внедрился в сознание! «Сегодня … на место культуры приходит контркультура, антикультура, на место высокой музыки приходит попса... Причем попса такого очевидно жуткого вида, что становится просто страшно за народ, который может всерьез воспринимать эти тексты». Излюбленный пример Казиника - «каку есть» (песня Н.Могилевской «Полюби меня такой, КАКАЯ  Я  ЕСТЬ»).  Усмехается: «Хватит есть каку!»

Для антимира Казиник – самый настоящий диверсант. Или, как минимум, сумасшедший (неймется же ему в его сладкой Швеции!) В любом случае, и первых, и вторых общество всегда спешно изолировало. Был в свое время такой чудный слух, будто бы «службы» (любого государства – хоть демократического, хоть тоталитарного) имеют «сверху» тайное предписание: процент духовно неразвитых людей должен быть не менее такой-то отметки. Если менее – катастрофа (привет императору Александру с его «Царскосельским лицеем»!) Государству удобны граждане, дружно ходящие строем, радостно потребляющие рекламу и всякий прочий мусор, который им за их же деньги продают. Концерт какой-нибудь поп-звезды на площади в купе с дешевым пивом – вот жизнь и удалась! - формула «хлеба и зрелищ» в действии. И когда эта поп-звезда кричит со сцены свой оскоминный поп-шаблон «не вижу ваших рук» - все марионеточно поднимают руки и… радуются!, не подозревая, что Личность, Индивидуум не может выполнять команды, не может аплодировать певцу, у которого отключен микрофон.

"Когда я один - я полный, а когда со всеми - не полный...

потому что, когда я один - я с Богом". Розанов

Казиник норовит расшатать слаженный пластиковый комфорт, вытащив на первый план исконное, духовное. Пластик, естественно, сопротивляется. (У кого стоит программа «Ninja», знают, как компьютер «не любит» слово «душа». И еще - слово «будущее»).

Сегодня в образовании первостепенное внимание уделяется математике, компьютеру, иностранному языку (всему тому, с чем легче достичь «красивой» жизни), при этом педагоги почти ушли от музыки (периферийный предмет!), литературы (хватит и факультативного ознакомления), а такая экзотика, как история живописи, история религии – вообще никогда у нас не преподавалась. И все же любящие мамы и папы смутно догадываются, что, выйдя в жизнь, их чаду придется ежедневно строить отношения, делать нравственный выбор, придется быть человеком. Этому учит не математика, а литература, искусство.

«Воспитывать человека интеллектуально, не воспитав его нравственно, - значит вырастить угрозу для общества». Рузвельт

«Что такое демократия, чья власть?» - любит провоцировать Казиник студенчество. Ответ незамедлителен: «Власть народа!» Казиник улыбается: «Вы что, с ума сошли? Демос – это что, разве народ?! Неправда. Демос – это владеющие риторикой, музыкой, математикой, геометрией, философией… А остальные, не владеющие, как назывались?.. Напомню: охлос».

«Паситесь, мирные народы!»- это Пушкин еще когда писал?..  У свободных людей всегда есть выбор. Например – Иоганн Бах, Ахмад Джамал, Фил Киркоров. А мы имеем: Киркоров, Киркоров, Киркоров…

Но от Казиника першит в горле не только у охлоса - Казиник дискомфортен и для некоторых из демоса. Его, известного в мире музыканта и музыковеда, не пригласило ни одно музыкальное учреждение Харькова! «Преподаватели по большей части зомбированы, - говорит Казиник. - Потому что цель любой консерватории –  подготовить Сальери и распознать Моцарта. И немедленно его отравить! Суть гуманна –  не убивать лишних – только «моцартов»… Как говорит Сальери: «Я избран, чтоб его остановить, не то МЫ ВСЕ ПОГИБЛИ». Эта формула всю жизнь со мной… А что касается студентов, то после моего первого приезда в Саратов и вечером, и ночью продолжался их поток. Потрясенных, открывших для себя что-то очень важное. Потому что система консерваторского образования им этого не дала. В нее не включена идея моральной, нравственной, этической оценки явлений искусства, культуры», - данная цитата - слова Казиника о Саратове, но, увы, все это можно повторить и о Харькове. «Вместе с моим единомышленником - Юрием Ледерманом - мы решили поставить совершенно особый спектакль под названием «Моцарт и Сальери», - пишет М.Казиник, - где в основе пьесы – попытка Сальери обосновать своё право убить Моцарта. Мы буквально прокричали этот спектакль в центре города (Стокгольма) не менее 300 раз. Мы пытались показать всем мыслящим жителям шведской столицы, что убийство Моцарта диктуется общественной необходимостью, а вовсе не завистью, которую Сальери питает к своему гениальному коллеге».

«Есть масса предметов в школе. Кроме одного, который ошибочно считают предметом – это искусство. Искусство не предмет! – кричит Казиник. - Отсюда все беды: на уроках музыки мы не можем научить детей музыке, на уроках изобразительного искусства – сделать их постоянными посетителями вернисажей. В искусстве нет элементарного закона любого «предмета» - движения от простого к сложному. Мы не можем сказать, что Шостакович усложнил развитие музыки, поскольку это композитор 20 века.  Бах сложнее всех! Разве в 17 веке музыка была проще? Математика была, а музыка нет! В 17 веке была сложнейшая полифония. В искусстве нет движения от единицы к миллиону. В математике к любому числу можно прибавить «единицу» и таким образом отменить Бога, а в искусстве мы все время около Бога… Я спрашиваю студентов в Петербурге (!) на музыкальном факультете: «Кто из вас пойдет работать в школу?» В ответ зал грохнул от хохота! Это означает, что педагоги сделали все возможное, чтоб студенты поняли: в школу идти нечего! Нечего идти к этим затасканным детям... Дети же в школах зомбированы…- кто и сколько заплатил за Диму Билана… грязь какая-то вечная - какие-то тетки не поделили каких-то мужиков – это же ужас!.. А тут нужно прийти и рассказывать этим детям совсем, совсем о другом. Другие задачи, понимаете?! И если за 5 лет обучения этих задач не понять и не побежать потом - быстренько! – в школы, потому что знаешь, что делать -  значит, всех твоих профессоров и педагогов судить можно!»

«...нет ничего, что меньше поддавалось бы слову и одновременно больше

нуждалось бы в том, чтобы людям открывали на  это глаза, чем…вещи,  существование которых нельзя ни доказать, ни счесть вероятным…»

Гессе «Игра в бисер»

Казиник против антимира. Антимир против Казиника…

Казнить – единственный выход («не то мы все погибли!») Впрочем, Казиник и сам старательно себя казнит. И на лекциях – всякий раз устраивая добровольное аутодафе, и после лекций – когда от него, измученного, продолжают отрывать кусочки, и вечером, в тихие часы уединения – когда он пытается проанализировать день и свою роль в нем…

Если после встречи с Михаилом Казиником вы почувствовали, что долговязо торчите из уравниловки антимира, не обязательно мимикрировать или уходить в духовный андеграунд - вы вполне можете создавать свои миры. Как вариант: «НН Студия» готовится открыть в виртуальном пространстве портал под лозунгом «Объявляем эпоху Возрождения!» Мы надеемся, что нашим гостем тут будет и Михаил Казиник, и вы… а значит, будут интересные встречи и темы – на пространстве, не подвластном антимиру.

 

Юлия Гайворонская «НН Студия»

Коллажи Юлии Гайворонской   

 

 

    Статья на сайте информационного агентства  Репортер - «Апостол музыки» в «городе-государстве на планете Земля». Михаил Казиник в Одессе

 

 

    Статья Ирины Крайновой Mobile et nobile Михаила КАЗИНИКА, с сайта газеты Новые Времена  

 

 

Филипп Дикань

 

Интервью

 

Михаил Казиник: “Культура – это первое. Все остальное потом!”

 

4 декабря 2007

Он скрипач и пианист, музыковед и педагог, лектор и артист. Он эксперт и ведущий Нобелевского концерта,"апостол мировой музыки”.

 

В Швеции сняли фильм, в названии которого два противоположных слова - Бог и дьявол. Зовут этого уникального человека Михаил Казиник.

 

Помните басню Крылова “Ларчик”? Про то, как некий “механики мудрец” взялся открыть ларец, потому как тот - был уверен дока - с секретом. Как ни старался мудрец, ничего не вышло, на самом же деле - помните, последняя строчка: “А Ларчик просто открывался”. Интересно, как вы ее читаете? Скорее всего, так, как учили в школе: “А Ларчик ПРОСТО открывался.” А вот и неправильно, утверждает Михаил Казиник, нужно: “А Ларчик просто ОТКРЫВАЛСЯ!” Почему? Да потому, что если читать так, как вдолбили еще в детстве, остается непонятным: так КАК же открывается этот самый Ларчик? Получается, что старик Крылов не дописал басню. А вот если сделать логическое ударение на последнем слове - “открывался”, тогда все становится на свои места. И вот так во всем - ну не видим мы многое из того, что буквально лежит на поверхности, не говоря уж о более глубоких вещах, тех, что Казиник называет кодами, заложенными в произведениях гениев, - музыкантов ли, поэтов, художников. Вот о том, как распознавать эти коды, что они означают и почему, соб¬ственно, надо уметь читать послания к нам великих, и рассказывает Михаил Казиник на концертах-беседах по всему миру.

 

О выступлениях 

 

Я никогда не знаю, как начать концерт. У меня очень много вариантов. Когда я выхожу на сцену, я несколько секунд смотрю в зал. И потом понимаю, что будет это или то. Самое удивительное, что в каждом городе, в самом зале - любое разное время года, любые разные дни недели влияют на то, что я буду делать. Это особенность моих выступлений во всем мире. Например, австралийское радио SBS делает так: они сообщают публике, что сейчас будут звонить Михаилу Казинику. А я еду после спектакля в машине. Они мне звонят и говорят:

 

— Итак, в эфире радио SBS. Михаил Казиник, вы где?

 

— Я сейчас в скандинавском зимнем лесу.

 

— Вы можете выйти из машины и ответить на наши вопросы?

 

Я выхожу из машины, гуляю по скандинавскому лесу, рассказываю, как все вокруг выглядит, и тут они задают мне тему моего выступления. И австралийцы очень хорошо знают, что вот такая импровизация мгновенная будет сильнее, чем любая заготовленная передача. Вот отсюда я до сих пор, клянусь Вам, не знаю, что я буду делать. У меня заготовлена масса всяких вариантов, 90% из них может быть отметено по мере выступления, а что-то может быть совершенно другое, непредусмотренное. Смысл импровизации заключается в том, что здесь, сейчас, для этих людей нужно что-то открыть.

 

У меня в зале будут сидеть люди, и я их буду вызывать по мере необходимости. Иногда бывает, что человек так и не выступил, а иногда бывает, что я его мучаю, потому что он вынужден бежать за теми нотами, которые остались в пакете за сценой, потому что мне вдруг становится ясно, что без этого произведения совершенно не обойтись. В этом особый интерес.

 

О Харькове 

 

Есть несколько городов и в мире, и на бывшем советском пространстве, и на Украине, которые обладают определенной геомагнитной, исторической особенностью. Скажем, мне как музыканту не может не быть известно, что в Харькове в свое время расцвела на высочайшем уровне музыкальная культура - это были прекрасные оркестры, великие пианисты, великие прекрасные скрипачи, это была знаменитая школа, с этого начиналась вообще школа украинская, и было время, когда в Харькове проводились Всеукраинские конкурсы скрипачей, которые по уровню были сильней любых международных, здесь была музыкальная обстановка. Этот город, достаточно молодой, каким-то образом успел, как и Одесса, дать миру музыкантов. Значит, для меня этот город уже имеет смысл. Значит, в нем есть какая-то возможность, значит, в воздухе есть эта энергия. Если ее окончательно забыть, значит, она никогда не вернется. А если ее не забыть, значит, она опять вернется, она разгорится, это будет опять один из мировых городов музыки.

 

О гениях

 

Шопенгауэр очень точно определил, чем отличается гений от таланта, он сказал: талант - это тот, кто попадает в цели, в которые другие попасть не могут, а гений - это тот, кто попадает в цели, которые никто не видит. Лучшей формулировки пояснения радости гения, разницы между гением и талантом нет. Таким образом, талант может просчитывать, еще больший талант еще больше просчитывать, а гений - у него это из воздуха, это само собой разумеющееся. Разница принципиальна! То есть вот (показывает: поднимает руку на уровень пояса, затем чуть выше и еще чуть выше - Ф.Д.) талант, большой талант, очень большой талант, потом нельзя сказать: о, гений! Нет. Очень большой талант (рука на уровне пояса), грандиозный талант (уровень груди), безумный талант (около лица) - гений (поднимает руку высоко над головой). Понимаете, гений обречен. Он ничего не может делать. Талантливый человек талантлив во всем, гений во всем может быть бездарен, потому что он настолько закодирован на какое-то великое открытие, он общается с ТАКИМ знанием! Всех, кто любит философию, я отправляю к гениальному философу, на мой взгляд, величайшему, Николаю Кузанскому и его книге “Об ученом незнании”.

 

О том, что рассказывает

 

История (создания произведения - Ф.Д.) меня не интересует, потому что история - это ложь, а вот создание - это правда. Поэтому история создания - это ложь правды (смеется). На самом деле! (Здесь я все-таки приведу вопрос, который задал Михаилу Казинику: все гениальные произведения несут в себе, как он говорит, коды или только определенные, ключевые?) Вот смотрите, всем известный “Турецкий марш” Моцарта. Но не сам по себе. Забывают о том, что “Турецкий марш” - третья часть сонаты композитора, так вот в контексте трех частей он несет гигантскую информацию, очень серьезную. Но чаще всего марш звучит отдельно, поэтому речь идет о попытке опопсить музыку, найти несколько произведений, несколько кусочков, которые приближаются к попсе. Какие произведения приближаются к попсе? Те, в которые заложены попсовые коды. Например, “Танец маленьких лебедей” (выбивает на столе мелодию). Я же играю поп! Если выделить бас-гитару, то даже самые-самые попсовики будут слушать. “Полонез Огинского” (вновь выбивает мелодию). Во всех этих случаях постоянное по¬вторение одного и того же аккорда или одного и того же мотива - навязчивая идея одного и того же звука, который входит во все аккорды. Попса всегда повторяет одно и то же, в ней всего три-четыре узнаваемых аккордах, и она построена на том, что человек узнает. Ему кажется, что это новое, а он просто узнает старое. Но все это, конечно же, имеет право на существование, более того, это вовсе не значит, что вся попса - это плохо, что “Полонез Огинского” плох, не поймите меня неверно. Вот я всегда говорю: мы строим мост, это хорошо или плохо? Это не хорошо и не плохо, сам по себе мост - это мост. Важно, куда ехать, какая цель, что в конце моста. Если мы не подумаем, что в конце эстетическая цель, то строительство моста становится абсолютно бессмысленнейшей тратой времени, денег, сил и всего прочего, напрасной! Мы неправильно понимаем понятие “культура”. Мы часто не знаем, что это означает “возделывание” и что когда Христос сказал “не хлебом единым”, он четко зафиксировал мысль, что сельскохозяйственная культура - это то, что необходимо для возделывания культуры другого рода, культуры духовной. Но мы же говорим о культуре быта. У муравьев она выше. О культуре тела - глупость: мы никогда не достигнем культуры тела леопарда или кенгуру. Ну не будем мы никогда прыгать, как кенгуру, сколько бы мы ни ходили на тренинги. Единственное, что нас отличает - у нас есть то, что мы называем “душа”. Возделывание души - это и есть единственный вид культуры. А возделывание души идет через что? Через связь с космической энергией. Через то, что космическая энергия через гениев закодирована в музыке. Почему в музыке? Потому что единственный невербальный, полностью невербальный вид искусства не связан ни с картинками на нашей планете, ни с геометрическими фигурами, которые мы привыкли называть кругами и квадратами, а связана непосредственно с чистой пластикой, поэтому восприятие музыкальной структуры, на мой взгляд, есть высшее, к чему человек когда-то пришел.

 

О демосе 

 

 

Я помню совершенно феноменальный эпизод, который повлиял на всю мою жизнь. Мне было 15 лет, меня повели к Виктору Кривулину - это было Имя! Это был диссидент, человек, о котором говорили все радиостанции мира, это был совершенно феноменальный поэт с торсом и бородой Достоевского, а ходил на двух маленьких полиомиелитных ножках. Он жил в квартире на Петроградской стороне, а в соседней квартире жил полковник КГБ, который по радио слушал про своего соседа и пылал к нему ненавистью. Так жил Кривулин. Имя Кривулина, когда вас не было или вы были совсем маленькими, было одним из самых страшных, самых сильных, его стихи были уникальны, как потом Бродский скажет: поэт враждебен власти на генетическом уровне - это гениально, это было в значительной степени кривулинское. Кривулин первым подал мне тогда, пятнадцатилетнему, идею одним из своих стихо¬творений, которое звучало так... Советские годы, Петербург - это настоящая питерская поэзия, но только это уже следующий век, за Серебряным:

 

В толпе, с работы, как-нибудь зимою

 

И сам толпа, и сплавленный с толпою.

 

Подымешь голову, почувствуешь: под кожей

 

Играет мышцей голубой

 

Алкеево гражданственное море,

 

На северные сумерки похоже,

 

Истощено, как бы отбывши срок

 

В голодном лагере худлита,

 

Оно просвечивает меж чугунных строк

 

И отражает облик Божий,

 

Неуследимый и размытый в толпе.

 

Товарищи...(вот это мысли, которые повлияли на меня, пятнадцатилетнего)

 

Товарищи, сограждане, квириты!

 

Каверны в зеркале кроваво-серебристом,

 

Мы отблики и близорукий блеск

 

На окулярах эллиниста,

 

Расколотых о камни и окрест

 

Лица разбрызганных

 

Это феноменально! Понимаете, мы все время считаем, что мы - демократии, а вот эта мысль (повторяет последние четыре строчки): видите, все лицо в крови от разбрызганных стекол, окуляры пустые, и мы отблики, “и близорукий блеск”, потому что он ничего не видит. И вот он смотрит в античный мир и ничего не видит, потому что (показывает) по лицу кровь течет, понимаете. А мы говорим “демократия”. Какая же демократия, когда демос - это же высшее общество, а не народ! Власть демоса - это же не власть народа. Демос - это те, кто прошли квадривиумы, кто знает риторику, те, кто знает математику, геометрию, те, кто знает, что такое мысль, что такое музыка (это обязательный был предмет), они считались демосом. Поэтому, когда мы говорим “демократия - это власть народа”, мы путаем, одну страшную вещь забываем: демократия - это не власть народа. Демос кратос - это власть демоса. Это представители народа - власть, а не народ. Потому что ну какая же может быть демократия в любой стране мира, если и у бомжа, и у профессора философии один голос? Подумайте. А помните, что сказал Бердяев: “Я никак не могу понять, как люди могли прийти к такому жуткому убеждению, что мнение большинства есть истина”? Это полный абсурд! Никогда мнение большинства не было истиной. Истина - это результат гигантского эмоционального, интеллектуального, духовного копания, работы, это энергия. Энергия знаний, энергия трагедии, энергия чувствования, энергия вживания, это гигантское сопоставление, это философия, это диалектика, это структура, это музыка, это поэзия, литература, это коды... И вдруг: “Иди голосуй”! Как, что, куда, за кого?! Представляете, что такое демократия на самом деле? Это самая напряженная работа - университет, это viva academia, vivant professores! Это совсем другой уровень, чем мы думаем.

 

Об идее

 

Что я делаю на самом деле? Первое. Раб не может воспринимать классическую музыку - это совершенно ясно, это музыка свободного человека. Второе. Эта музыка все равно принадлежит людям очень высокого ценза духовного. Следовательно, надо в этот момент освободить человека от его зависимости, от его рабства, от этой грязи, от всего, что он видел только что на улице и ввести его в тот мир, в котором он становится приемником. Я привожу простейший пример в своей книге. Мы сейчас говорим: Бах - это так высоко, это так сложно... Зайдите во времена Баха, для кого он играл свою музыку? Для крестьян из соседних немецких деревень, для бюргеров, над которыми издевались все, кому не лень, начиная от Гофмана, которых золотыми горшками снабжали. Для крошек цахес играл Бах! И вот если бы мы оказались в то время, зашли бы в церковь и спросили бы у этих крестьян, благоговейно слушающих музыку Баха: “А вы понимаете ее? Я вот из XXI века, у нас говорят, что до этой музыки надо расти, а ты, крестьянин, понимаешь?”, он бы пожал плечами, он бы подумал, что вы - провокатор. Почему? Потому что он всю неделю занимался охлократическими делами, возделывал только хлеб насущный. И вот постепенно, всю неделю вызревала мысль о субботе. В субботу он наряжался, наряжал жену, дочерей и ехал на телеге в город. Когда они подъезжали, они видели устремленность в небо куполов, слушали эту Космическую музыку... Так вот, возвращаясь к тому, почему я делаю то, что делаю. Идея ведь очень проста, на самом деле. Восприятие искусства лежит не в этой сфере, не здесь, не сейчас. Оно лежит ТАМ. Поэтому я, выбиваясь из колеи, любыми курочками-рябами, ларчиками, парадоксами, вызываю у кого-то озлобление или у кого-то еще что-то. Но невольно каждый из этих людей заостряет внимание, то есть мозг начинает работать. На любви ли, на несогласии ли, на парадоксе ли, на ненависти - не соглашайтесь, делайте, что угодно, только не спите! Что делать? Бороться. Только обязательно. На Западе плохо, трудно. Здесь хуже, труднее. История цивилизации никогда не знала таких работников, которые уничтожают элитную пшеницу и высаживают плевелы. Никогда еще не было пять поколений в стране, обезличенной, уничтоженной гигантским потоком страшной энергии. И сегодня нам надо выкручиваться из этого. Поэтому я обращаюсь ко всем, кто имеет хоть немножко денег, воли, власти, возможностей: первое - КУ-ЛЬТУ-РА. Все остальное потом. КУ-ЛЬТУ-РА, ВОЗ-ДЕ-ЛЫ-ВА-НИ-Е!

 

Филипп Дикань

 

http://www.mediaport.info/

 


Источник: http://www.kazinik.ru/documents/arch.html


Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие

Метро как сделать бессмертие